Table of Contents
Table of Contents
  • -20-
Settings
Шрифт
Отступ

-20-

Хриплый вздох Эдарро показался мне оглушительным. Затянувшееся молчание указывало на то, что и безумный племянник короля, и демон понимают: продолжать разговор больше незачем. Каждый узнал ровно столько, сколько ему полагалось.

-Нам пора, - тихо и спокойно промолвил Хорвек, подняв взгляд к бледнеющему ночному небу. – Ночь на исходе, а день – не время для пустых разговоров о прошлом. Днем нужно изменять настоящее...

Костер за нашими спинами напоследок вспыхнул и погас с шипением, словно на него выплеснули ведро воды. Я увидела, что головешка в моих руках тоже начала тускнеть, и отбросила ее в сторону, опасаясь, что с нее станется превратиться напоследок в иссохшую кость.

-Как ты убьешь меня? – спросил Эдарро, не отступив ни на шаг. – Магией?

-О нет, - Хорвек мстительно улыбнулся . – С чего бы мне быть настолько щедрым? Ты страдал всю жизнь от тщетной страсти, и с ней ты уйдешь в могилу, так и не увидев то, о чем мечтал. Разве я не справедливо рассудил?

Эдарро хотел что-то ответить, но горло его смогло издать лишь хрип, а затем он нехотя кивнул – и в тот момент я поняла, что не хочу его смерти. Этой ночью я услышала достаточно для того, чтобы понять: королевский племянник был злобным безумцем, убийцей, испытывавшим радость от человеческих мучений, худшим из порождений магии, что ходят нынче по земле – возможно, даже хуже, чем сама рыжая ведьма!.. Безумие его оказалось особого рода - оно не лишило Эдарро здравомыслия: он исхитрился обставить все так, чтобы утолять свою жажду крови открыто, не таясь. Я была уверена, что на его совести смертей больше, чем у любого другого жителя Астолано, но при этом никто не посмел бы потребовать для него справедливого наказания. Никто, кроме сына Белой Ведьмы.

Я перевела взгляд на Хорвека, чувствуя, как множится мое отчаяние: демон должен был отомстить, должен был остановить безумца - ему не оставалось ничего другого. И ничего другого он не желал так страстно. Но я знала, что убив Эдарро, он совершит чудовищную ошибку, которая обойдется нам всем чертовски дорого.

-Нет, Йель, - процедил сквозь зубы Хорвек, почуявший мое смятение так легко, словно я все это время болтала без умолку. – Не вздумай. Не говори ни слова. Это мое право и даже ты сейчас не можешь просить меня о милости для этого человека.

-Но что если мы угодим в ловушку? – воскликнула я, уцепившись за первую попавшуюся мысль, при этом понятия не имея, зачем спорю с демоном. – Ты не спросил у него, один ли он прибыл, и что за указания оставил своим людям…

-Он не пытался нас испугать тем, что поблизости его слуги, - нетерпеливо дернул плечом Хорвек, указывая кинжалом на Эдарро. – Стало быть, они действительно ждут его возвращения у кладбища. И он молчит, надеясь, что мы, беспечно забыв об опасности, угодим им прямиком в руки. Конечно, он не думал, что сегодня – последняя ночь в его жизни, и был уверен в собственной безопасности, оттого пришел один. Ну а теперь ему не остается ничего иного, как мечтать, что после его смерти и мне самому жить останется недолго. Ведь так?

Хорвек был прав – я поняла это по злобному, полному затравленной ненависти взгляду Эдарро.

-Не беспокойся, мы поладим с твоими людьми, - насмешливо сказал Хорвек, а затем прикрикнул на меня, чтобы я отвернулась. Мне подумалось, что он действует спокойно и деловито, как палач, а Эдарро, как никто другой, был знаком с повадками палачей. Взаимопонимание может принимать воистину чудовищные формы - я убедилась в этом, когда увидела, как решительно делает шаг вперед Эдарро, и как уверенно бьет рука Хорвека.

-Ох, что же ты наделал!.. - пробормотала я, запоздало зажмурившись. Королевский племянник не проронил ни звука, и не попытался напоследок что-то нам сказать - видимо, не находя в том никакого смысла. Смерть свою он встретил, как мне показалось, с удивительным равнодушием, не отводя взгляда и не испытывая страха. И это тоже показалось мне дурной приметой.

-Он умер быстро, а это невероятно щедрый подарок судьбы, - ответил Хорвек, глядя на дело рук своих, и мне показалось, будто он слегка разочарован тем, как мало счастья принесла ему столь вожделенная месть. - Когда-нибудь ты это поймешь.

Тело Эдарро лежало на краю ямы. Хорвек взмахнул рукой - и могила расширилась, словно огромный жадный рот, поглощая мертвеца. Земля дрогнула, осыпаясь, затем ее поверхность сама по себе разгладилась, и спустя несколько мгновений на том месте, где когда-то позволила похоронить себя рыжая ведьма, улеглась россыпь палой листвы. Никто, кроме нас с Хорвеком, не сумел бы теперь отыскать могилу королевского племянника.

-Что теперь? - угрюмо спросила я.

-Нужно завершить начатое.

-Ты собираешься убить еще кого-то? - спросила я, уже не скрывая своего отвращения.

-Непременно, - отозвался Хорвек, и посмотрел на меня с откровенной насмешкой. - Разве не ты хотела, чтобы один мальчишка, очнувшись после тяжелой болезни сегодня поутру, увидел рядом с собой старого разбойника?

Я поняла, о чем он говорит. Мне не стоило делать вид, будто все сегодняшние смерти - на совести одного лишь Хорвека. Разве не я сама просила его спасти тех, кто попал в беду по моей вине? Разве не знала, что ему известен только один способ спасения?

-Что ж, отправляемся навстречу верным слугам Эдарро, да не обретет его дух покоя еще много веков, - Хорвек рассматривал свой кинжал-коготь, покрытый свежей кровью. - Дай-ка мне свой плащ!

Я покорно выполнила его приказ и бросила плащ на землю. Хорвек тем временем наклонился и нашарил что-то у своих ног. Я почти сразу угадала, что то был собачий череп, найденный в пустующей могиле рыжей ведьмы. Небрежно швырнув его на расстеленный плащ, демон, сохраняя совершенно спокойный вид, вгрызся в свою собственную руку, да так, что кровь брызнула едва ли не во все стороны. Ею он щедро окропил собачьи останки, затем завернул их в плащ и пробормотал слова какого-то заклятия.

Затем, все так же ничего не объясняя, он лизнул окровавленное лезвие своего кинжала, и скривился, словно кровь Эдарро оказалась горькой, как осиновая кора.

-А я думала, кровь мертвого врага - слаще меда, - не удержалась я.

-Когда-то и я так думал, - невозмутимо ответил демон, а затем взмахом руки приказал мне умолкнуть. Пришло время какого-то сложного колдовства.

-Послушай меня внимательно, Йель, - сказал он. - Сейчас я сотворю магию, которая изменит на время мою внешность. Но, возможно, при этом во мне изменится и кое-что другое... Наш покойный друг при жизни не отличался добрым нравом и разумностью суждений...

-Ты хочешь превратиться в Эдарро?! - в ужасе вскричала я, забыв о том, что мне велели помалкивать.

-Я хочу на время одолжить его облик, - поправил меня демон. - Перед кем еще в этом городе откроются любые двери? Чьи приказы исполняются беспрекословно? Рыжая чародейка, сама того не ведая, дала нам отличный совет. Чары личины проведут нас во дворец вернее любых прочих.

-А я...

-Ты останешься самой собой, - не дал мне испугаться всерьез Хорвек. - Рыжей девочкой, служившей Господину-в-перчатках. И пойдешь со мной, как пленница. Никто не удивится, когда господин Эдарро прихватит с собой трофей, достойный его пыточных подземелий.

-Но слуги Эдарро заподозрят неладное, когда увидят, что самого Господина-в-перчатках он отпустил! - возразила я.

-Почему же отпустил? - Хорвек поднял с земли узел с собачьим черепом. - Здесь голова этого дерзкого господина. Желаешь посмотреть?

Я тут же мысленно увидела эту мертвую голову - юное узкое лицо с посеревшей кожей, длинные, слипшиеся от крови волосы, остекленевшие золотые глаза... Разумеется, это все был только колдовской обман, но даже он заставил что-то внутри меня оборваться.

-Нет! - торопливо сказала я. - Ни за что!