Table of Contents
1.48

Иллюзия несокрушимости

Марика Вайд
Novel, 859 259 chars, 21.48 p.

Finished

Series: Хэйтум, book #1

Table of Contents
  • Глава 4: Вечер в купальне
  • Глава 28: Встреча в поселении
  • Глава 29: Вороны в храме
  • Глава 30: Жетон главы
  • Глава 31: Рехум Фрос
  • Глава 32: Возвращение в столицу
  • Глава 33: Великий совет
  • Глава 34: Внутренние перемены
  • Глава 35: Освобождение давнира Фолиза
  • Глава 36: Вышитый платок
  • Глава 37: Рука судьбы?
  • Глава 38: Дурные вести достигли севера
  • Глава 39: Угощение от Фолы Андалин
  • Глава 40: Погребение великого ксая
  • Глава 41: Забота ксаи Андалин
  • Глава 42: Прощай, дворцовый город!
  • Глава 43: Маленький заложник
  • Глава 44: Встреча в Уфазе
  • Глава 45: Новый глава
  • Глава 46: Свадьба в Уфазе
  • Глава 47: Одни призраки прячутся, другие выходят на свет
  • Глава 48: Архивная крыса
  • Глава 49: На грани безумия
  • Глава 50: За всё нужно платить
  • Глава 51: Клятва ценой в судьбу
  • Глава 52: Венец Сокэмской башни
Settings
Шрифт
Отступ

Глава 4: Вечер в купальне

***


Под вечер стало прохладно. По-осеннему резкий ветер качал за окном разлапистый клён, загоревшийся ярким багрянцем. Налегал на оконные створки, бился в закрытую дверь и неистово шумел на высокой крыше.

Но в купальне царило лето. Лёгкий пар поднимался к деревянному потолку и медленно спускался вдоль стен, наполняя комнату молочной дымкой. Из-за высокой ширмы, затянутой расшитым шелком, доносилось плаксивое дребезжание струнных инструментов. Невидимые музыканты играли со всяким прилежанием — мелодия звучала безостановочно уже долгое время, превратившись для постороннего уха в однообразный шум, почти не улавливаемый сознанием.

Лаис Ханнар с ленивым видом пил вино из широкой чаши, наблюдая за хмурящимся наследным ксаем. Тот сидел напротив, упершись спиной в бортик округлого бассейна. По его груди, покрытой редкими чёрными волосками, стекали мелкие капли. Огибая старый шрам, вода возвращалась к первоисточнику. Она походила на слёзы вдовы, украдкой выпущенные на свободу.

Подумав об этом, Лаис тоже нахмурился. Нельзя призывать несчастье, пусть и мысленно! Граница на западе погрузилась в затяжную агонию. Только слепец не заметит приближающегося оттуда зла. Скоро мирная Артака всколыхнётся от очередных недобрых вестей. Или однажды ранним утром её разбудит враг. Потому что всякий бездействующий перед лицом опасности обречён на поражение. А столица злостно бездействует вопреки здравому смыслу.

—Ты не проронил за вечер ни слова, — наконец, не вытерпел Лаис, — Беседа с великим ксаем не задалась?

Ардис зачерпнул ладонью воду, позволив той просочиться наружу покинув ловушку. В его руке осталось только несколько вялых лепестков тепличных роз. Он раздраженно отбросил их в сторону и поднял на ксая Лаиса тяжёлый взгляд.

—Отец меня не услышал.

—Но он сам послал тебя на запад! Если не хотел узнать правду, то...

—Именно. Не вижу причин удалять меня из Артаки на целый месяц. Или не там их ищу, эти проклятые причины.

Лаис поставил чашу с недопитым вином на бортик бассейна и переместился ближе к другу. Похлопав того по плечу, он не убрал руку, выражая безмолвную поддержку. Единственный сын дома Ханнар искренне сочувствовал наследному ксаю. Иметь такого отца, как Рихан Танмай, настоящее испытание.

У Ардиса не было ни единого спокойного дня лет с пяти. Сначала он наблюдал, как родители ссорятся. Потом по столице и дворцу поползли слухи о любовнице великого ксая. Лишь чудом эта женщина не перебралась во дворец в качестве второй супруги — давниры, входившие в высший совет, выразили недоверие происхождению ксаи Фолы. Родина этой женщины находилась в Рейрике, враждебном Хэйтуму государстве. Что заставило правителя совершить такую ошибку, не понятно, но он действительно привязался к чужестранке.

А потом у Фолы Андалин родился сын и слухи поползли по столице во второй раз. К тому времени мать Ардиса уже умерла от оспы. И появление второй супруги во дворце стало почти реальным. Однако тут она сама преподнесла большой сюрприз — отказалась от предложения переехать. Что послужило причиной отказа тоже не ясно. Неприятие со стороны давниров смутило коварную женщину или же Рихан Танмай предлагал место супруги с недостаточной искренностью? Как бы то ни было, всё осталось на положенных местах — любовница за пределами дворцового города, а законнорожденный сын внутри него.

Ардис добивался уважения отца годами. Но стал наследным ксаем Хэйтума только после усмирения бунтовщиков в южных провинциях. Вернувшись в столицу победителем, он наконец стал преемником великого ксая. И с тех пор словно ходил по лесу, полному капканов, где любой ошибочный шаг равен увечью или смерти. Не заслуживает ли это искреннего уважения?

—Как поступишь? — поинтересовался Лаис.

—Поеду на священную охоту.

Ксай Лаис даже заглянул в лицо друга, чтобы убедиться — не шутит ли он? Такое решение выглядело по-настоящему странным. Терпеть лишения на границе целый месяц, рискуя жизнью, чтобы вернувшись в столицу предаться обычным развлечениям вельмож? Это не в характере наследного ксая.

—Ты же хотел помочь людям на западе?

Ардис посмотрел на него в упор и Лаис непроизвольно вздрогнул, убирая руку с плеча друга, — где-то на самом дне темно-карих глаз наследного ксая плескалась невысказанная боль, которую он ни за что не выпустит наружу.

—Я ничего не могу для них сделать... прямо сейчас я бессилен, — голос тоже звучал напряжённо, в нём едва уловимо сквозило разочарование, — Но сестре я могу помочь. И сделаю это.

—Уже что-то придумал?

—Попрошу отца отпустить её с нами на охоту.

—Уверен? Юной ксае будет тяжело...

—Ей куда тяжелее сидеть взаперти. Охота прекрасный повод. Отец сохранит лицо. Ну а я добьюсь желаемого — выпущу нашу птичку из клетки.

Ксай Ардис резко встал и, подтянувшись на бортике, выбрался из бассейна.

—Как всегда находчив! Уважаю, — Лаис покинул бассейн традиционно — по узкой лесенке, — Но это не сделает Сэллу выносливей. Она вымотается на охоте.

Ардис ухмыльнулся и покосился на друга.

—Потому и беру с собой няньку. Ты ведь не окажешь в любезности присмотреть за моей сестрой?

Лаис представил блестящие любопытством глаза Сэллы, чуть вздернутый нос, румяные щёки, отливающие медью волосы, и мягко улыбнулся. Непоседливая крошка превращается в симпатичную девицу, такую же неугомонную, как в детстве, и потому не похожую на других юных особ женского пола. Способную взбалмошным нравом вывести из себя любого мужчину. Кроме, пожалуй, его самого и её родного брата. Они оба давным-давно привыкли к живости характера младшей ксайи Танмай.


***


Что может сравниться с вечером, проведённым в доме лучшего друга? Тихая беседа под выдержанное вино. Умиротворяющий отблеск восковых свечей, медленно плавящихся в бронзовых подсвечниках. Потрескивающие в жаровне угли. Тонкие струйки дыма, причудливо извивающиеся над курильницами. Стойкий запах прожаренного мяса, пряностей, подогретого вина. Этот аромат простого, но сытного стола повсюду! Причудливо разбавленный чуть сладковатой ноткой благовоний. Не это ли зовётся домашним уютом?

Наследный ксай с благодарностью рассматривал сидящих напротив людей, самых близких ему во всём необъятном Хэйтуме. Ксай Лаис Ханнар казался немного задумчивым. Но зато Эдора улыбалась открыто и непринуждённо. Супруга радовалась возвращению мужа и не скрывала своих чувств.

Этот подарок небес лучший для него за последние полгода. И уж точно превосходит по значимости целый месяц, проведённый на охваченной предвестниками войны границе.

—Ксай, выпей ещё вина, — Эдора взялась за кувшин, едва заметив в его руках опустевшую чашу.

Супруге нет равных в столице по благородству и добродетели. Тихий голос, скромный взгляд, застенчивый румянец на щеках, сдержанность в движениях и словах. Вот кого следует поставить в пример для непоседливой сестры. Но Эдора всегда защищала Сэллу. Сколько раз она покрывала проделки младшей ксайи, беря чужую вину на себя?

Ардис Танмай приветливо улыбнулся, принимая полную чашу из рук супруги. Эта женщина действительно любящая и преданная. Она с открытым сердцем принимает от его родни не только добро, но и любые испытания. Чего ещё может пожелать сердце мужчины?

—Давнира Эдора, не переусердствуй там с вином, — ксай Лаис, наконец, оставил тяжёлые размышления, возвращаясь к ужину, — Наследный ксай с дороги.

—С каких пор тебе жалко вина для друга? — хмыкнул Ардис, хитро прищуриваясь.

—Друг мой, это неправда! Я всего лишь беспокоюсь о твоём здоровье. Если хочешь выпить больше, останьтесь в моём доме с давнирой Эдорой на ночь. Я велел приготовить для вас гостевой дом.

Ардис с улыбкой наблюдал, как быстро краснеют щёки супруги. Скрыть её смущение от внимательного взгляда не могло даже приглушенное освещение. Эдора, заметив его внимание, покраснела ещё больше и опустила глаза.

—Не откажу себе в удовольствии воспользоваться твоим гостеприимством, Лаис. Дорогая, давай переночуем сегодня у наследника дома Ханнар?

—Я приму волю супруга с радостью, — тихо ответила Эдора, — Жаль младшая ксая Сэлла сегодня не с нами. Этот вечер прекрасен.

Ардис взглянул на друга. Тот с сосредоточенным видом резал сочный кусок жаркого, предпочитая не вмешиваться в семейные дела дома Танмай. Вечер прекрасный. Эдора права. Таким его делает Лаис Ханнар. Но тревога, засевшая глубоко внутри, никуда не делась. Она ждёт своего часа, чтобы выйти из тьмы.

Будто уловив мимолётное напряжение супруга, Эдора легко коснулась его руки.

—Дорогой, я уйду первой, — она поднялась с места и вежливо поклонилась хозяину дома, — Желаю ксаю Лаису доброй ночи.

—Дождись меня, — наследный ксай провел Эдору заинтересованным взглядом, — Я скоро буду.

—Угощайся, друг мой, — Лаис подложил ему несколько кусочков мяса, — Твоя супруга не меняется с годами. Всё та же нежная красавица, способная вскружить мужскую голову своей скромностью.

—Неужели завидуешь?

—Меня всегда радовали пары, умеющие жить счастливо. А вы с Эдорой, как свет на вершине холма. Думаю, есть много завистников вокруг. Но я не в их числе, друг мой. Я просто рад за вас. Искренне рад.

Несколько смущенный тон Лаиса наводил на мысль, что тот оправдывается.

—Женись поскорее. Будешь так же счастлив.

Острый на язык и обычно скорый на ответ Лаис немного замялся. Наследному ксаю показалось, что друг обескуражен прозвучавшим советом. Но потом младший из дома Ханнар одарил Ардиса характерной улыбкой, игривой и чуть высокомерной. Выглядел он при этом весьма обычно — так, как подобает наследнику богатого дома, что проматывает состояние отца в столице.

—Я не шучу, Лаис.

—Друг мой, — вздохнул Лаис Ханнар, по-кошачьи прищуриваясь, — Ты же знаешь, чего хочет моё сердце! Зачем даёшь такие советы?

—Поверь, стремление к иным целям не принесёт и доли того удовлетворения, которое найдешь в удачном браке.

—Удачном... Вот именно, что удачном! — запальчиво ответил Лаис, — Друг мой, я не стану жениться на первой встречной. Мой отец хочет этого, но я не девица, чтобы меня кто-то принуждал к браку. Кстати, о моём отце. Скажи мне, какая помощь нужна на границе, и я поговорю с ним.

Ардис тут же опустил чашу с вином на стол. И сделал это напоказ громко, чем прервал пламенную речь друга.

—Запрещаю тебе говорить с генералом Ханнар.

—Но, Ардис!

—Дай мне слово ни во что не вмешиваться.

—По твоему хмурому виду я уже всё понял. Великий ксай поставил свои интересы выше нужд народа...

—Следи за языком, Лаис.

—Сам знаешь — правду говорю.

Ардис убрал руку со столешницы и отвернулся. Иногда говорить правду всё равно, что дрова в огонь во время тушения пожара бросать. Пользы никакой. Всё вокруг сожжешь и сам пострадаешь. Он вздрогнул, когда друг подошёл ближе, схватил его ладонь и с усилием притянул к своей груди.

—Ты знаешь, ради чего бьется моё сердце, — торопливые слова, слетающие с губ Лаиса, делали его речь болезненно-разгоряченной, как у одержимого, — Помнишь, что я обещал тебе? Как могу отступиться, скажи?!

—Помню. Поэтому обещай мне ни во что не вмешиваться, — Ардис пристально вглядывался в лихорадочно блестящие глаза друга.

Глубокая синева, как небо ранней осенью. За взгляд этих глаз столичные девы готовы поединки между собой устраивать. Однако Лаис всегда смотрел лишь в одну сторону. Он готов быть ступенью под чужими ногами ради благоденствия двух великих домов Хэйтума. И это откровенно пугало. Одержимость лишает здравого рассудка, не позволяя маневрировать на пути к поставленной цели.

—Не понимаю тебя... — голос Лаиса исподволь наполнился разочарованием, — Только слепой не заметит, к чему ведёт бойня на западе. Уже сейчас в столице ходят недобрые слухи о твоём отце. Что будет, если ситуацией воспользуются шпионы Рейрика? А тут ещё Фола Андалин со своим ублюдком под ногами путается...

—Хватит, Лаис, — наследный ксай осторожно высвободил руку из крепких пальцев друга, — Не сходи с ума. У нас слишком серьёзный противник, чтобы действовать опрометчиво.

—Тогда... чего ты хочешь?

—Хочу, чтобы ты зря не тревожил ксая Ханнар. Пусть всё выглядит так, словно тебя ничего не интересует в столице кроме вина, танцовщиц и предстоящей священной охоты.

Лаис горько ухмыльнулся, но упрямо продолжил спорить.

—Тогда ты будешь выглядеть одиноким в своей позиции касательно границы!

—Да! Я должен казаться слабым, чтобы вынудить врага действовать. Даже ожиревший лев выберется из логова ради отбившегося от стада барашка. Ведь он уверен в собственных силах.

—Мне стыдно оставлять тебя в такое время без поддержки.

—Ты ведь будущий великий генерал Хэйтума, — наследный ксай ободряюще похлопал друга по плечу, — Должен кое-что понимать в стратегии и тактике. Отступление не всегда равняется поражению. Я верю, что однажды ты станешь надёжной опорой. Но до тех пор ты должен умело притворяться. Дай слово не вмешиваться в эти игры при дворе!

—Ладно... — Лаис с обиженным видом уклонился от его руки, — Даю слово наследника дома Ханнар молчать о беде на западной границе. О крови, пролитой там простыми людьми. О том, что тебе не дают поступить по совести... Я... я разочарован, друг мой!

—Разочарование не убивает, Лаис. Впрочем, ты поймёшь меня со временем, — наследный ксай покинул место за столом и тщательно расправил все складки на одежде.

Лаис Ханнар тоже встал со стула. Он смотрел на гостя точно так же, как верующие на статую своего бога, — с затаённой надеждой. Словно маленький ребёнок! Ардис качнул головой и едва уловимо вздохнул.

—Благодарю за мирный вечер, друг мой.

—Желаю наследному ксаю спокойной ночи, — сухо ответил Лаис, отвешивая церемонный поклон.

Слишком импульсивен для придворного! С таким нравом быстро наживают врагов. Нет, нынешняя столица не для него. Лаису нужно вернуться к генералу Ханнар. Следует отослать гонца в Бешеф немедленно. Пусть ксай второго великого дома спасает единственного сына.

Ардис обвёл прощальным взглядом уютную комнату. Пожалуй, этот вечер в купальне лучшее времяпровождение за последний месяц. А может быть, это последнее из того хорошего, что должно случиться с ним в текущем году?

Он отчасти понимал, какую игру затеял великий ксай. Однако не был уверен в роли, отведённой лично ему. Поэтому несдержанность Лаиса Ханнар опасна, как никогда. Одно лишнее слово или необдуманное действие... Последствия невозможно представить.

Неудержимый характер в эти дни уместнее показывать в другом месте. В Бешефе. Великий генерал должен увидеть в сыне преемника, а не только столичного гуляку, который не в состоянии выбрать себе достойную девицу для семейной жизни.

Представив гнев друга, Ардис мысленно пожалел его домашних тонатов и всех парсинов вместе взятых. Лаис им точно покоя не даст, вымещая недовольство. Но, как бы то ни было, наследнику Ханнар пора стать ответственным человеком, тщательно взвешивающим все слова и поступки. А первый шаг на этом пути — военный лагерь. Без него никак не обойтись.