Table of Contents
1.48

Иллюзия несокрушимости

Марика Вайд
Novel, 859 259 chars, 21.48 p.

Finished

Series: Хэйтум, book #1

Table of Contents
  • Глава 8: Охота началась
  • Глава 28: Встреча в поселении
  • Глава 29: Вороны в храме
  • Глава 30: Жетон главы
  • Глава 31: Рехум Фрос
  • Глава 32: Возвращение в столицу
  • Глава 33: Великий совет
  • Глава 34: Внутренние перемены
  • Глава 35: Освобождение давнира Фолиза
  • Глава 36: Вышитый платок
  • Глава 37: Рука судьбы?
  • Глава 38: Дурные вести достигли севера
  • Глава 39: Угощение от Фолы Андалин
  • Глава 40: Погребение великого ксая
  • Глава 41: Забота ксаи Андалин
  • Глава 42: Прощай, дворцовый город!
  • Глава 43: Маленький заложник
  • Глава 44: Встреча в Уфазе
  • Глава 45: Новый глава
  • Глава 46: Свадьба в Уфазе
  • Глава 47: Одни призраки прячутся, другие выходят на свет
  • Глава 48: Архивная крыса
  • Глава 49: На грани безумия
  • Глава 50: За всё нужно платить
  • Глава 51: Клятва ценой в судьбу
  • Глава 52: Венец Сокэмской башни
Settings
Шрифт
Отступ

Глава 8: Охота началась

***


Священные леса находились чуть севернее Артаки. Здесь бескрайняя гладь центральной равнины внезапно сменялась пересечённой местностью. Казалось, что неведомый бог, уставший от многодневного сотворения мира, скомкал рельеф в руке, а потом небрежно выбросил всё это на землю, благополучно позабыв о творческом акте. Небольшие холмы чередовались с успевшими потерять изумрудный цвет лугами. Местами встречались заброшенные поля и небольшие озерца, щедро притрушенные у берегов палой листвой.

Узкая дорога причудливо вилась между препятствиями, сбивая неопытных путешественников с толку. Сэлла очень быстро потеряла направление, что указывало прямиком на столицу. Это немного пугало, но она полагалась на опыт окружавших её мужчин.

Добравшись до очередного заброшенного поля, парсины остановились. Наследный ксай выехал вперёд и, натянув перчатку из телячьей кожи, принял на руку белого сапсана. Сэлла пнула лошадку пятками, заставив приблизиться к брату. Её заинтересовала ловчая птица. Даже в натянутом на голову клобучке та выглядела опасным хищником.

Поджарое тело, сильные ноги с острыми крючьями изогнутых когтей, серповидный клюв. Белый сапсан рождён для убийства. А его окрас говорит о невероятной дороговизне. Владеть таким помощником в соколиной охоте могут лишь правители. Эта порода водится на крайнем севере. Подарив одного белокрылого сапсана кочевому племени на юге, можно освободить знатного пленника. Цена пернатого хищника там равняется жизни одного человека.

Сэлла считала мир сошедшим с ума, но это не мешало ей любоваться соколом. По белоснежным крыльям, спине и грудке птицы были разбросаны мелкие чёрные пятна. Отчего сапсан казался укутанным в изысканную накидку, сотворённую руками небесной кружевницы.

Пока она вертелась подле брата, спешившиеся тонаты шли по полю густой цепью. Ещё один признак священной охоты! Добыча не должна оскверняться псами. Поэтому её травят соколами. А первый удар принадлежит члену правящего дома. Он и будет приносить священную жертву небесам.

В воздухе повисла тягучая тишина, лишь изредка нарушаемая приглушенным лошадиным фырканьем. Ардис Танмай стянул клобучок, позволив сапсану подняться в воздух. Затаив дыхание, Сэлла наблюдала, как хищник уверенно набирает высоту. Длинные острые крылья поначалу хлопают часто-часто. Но уловив тёплый воздушный поток, сапсан будто повисает под тёмно-синим сводом, медленно наматывая широкие круги.

—Хэй, хэй, хэй! — рвут тишину задорные крики тонатов.

Два тяжёлых тетерева-косача срываются с поля и на бешеной скорости летят к виднеющемуся впереди лесу. А с небесной синевы к ним устремляется поджарая птица. Сапсан валится камнем вниз, время от времени перебирая крыльями. Наконец он отводит их к хвосту, ускоряясь до предела. Теперь Сэлла смогла различить лишь неясную точку, несущуюся к земле.

И только очутившись у спины одного из тетеревов, сапсан раскрыл крылья и одновременно выбросил когти вперед. Его пронесло над самой добычей. В первое мгновение кажется, что крылатый охотник промазал. Но ворох перьев в воздухе указывал на успех в охоте. Тетерев нелепо кувыркнулся, обмякнув всем телом, и провалился вниз. Следом за ним помчался успевший развернуться сапсан. Он догнал жертву ещё до соприкосновения с землёй. Повторно ударил мощными лапами и навалился всей грудью сверху. Обе птицы с шелестом скрылись в густой траве.

Сэлла приложила ладонь к груди, ощущая, как сильно колотится сердце.

—Завораживает, правда?

Лаис Ханнар подъехал совсем незаметно. Или это она сама с головой увлечена соколиной охотой?

—Да... Я словно атаковала вместе с сапсаном.

Лаис легко спрыгнул с коня и протянул ей руку.

—Пойдём.

Наследный ксай успел добраться к месту падения тетерева первым. Приблизившись, Сэлла нерешительно выглянула из-за его спины. Поверженная добыча лежала в траве, крепко прижатая всем телом сапсана. Хищник в охотничьем азарте уже нанес несколько ударов по шее, его клюв окрасился в тёмно-красный цвет и был облеплен перьями.

Ардис уверенно протянул руку и коротко свистнул. Сапсан послушно сел хозяину на перчатку, а тот прикрыл голову птицы кожаным клобучком. После чего наследный ксай подхватил тетерева за лапы и понес к дороге.

Священную охоту можно считать открытой! Сэлла переглянулась с Лаисом и счастливо улыбнулась. Впервые она принимала участие в мужском деле на равных. И никто не говорил ей о возрасте, не напоминал о том, что она благовоспитанная девица.

Вместе с братом и его другом она преклонила колени перед наскоро сооружённым жертвенником из камней, вознося молитву неведомому богу о мире в Хэйтуме и благополучии его жителей. Кровь тетерева сцедили у подножия жертвенника, а его самого сожгли, возложив на костер.

Их бог, в отличие от богини Рейрика — Ваали, не требовал кровавых жертв. Но дом Танмай приносил птицу один раз в год во всесожжение после первой осенней охоты, названной священной. Делалось это в ознаменование очищения от прежних грехов и благословения наступающего годового цикла.

После жертвоприношения сокольники выпустили ловчих птиц уже ради охотничьей добычи. Этот вечер в разбитом на лесной опушке лагере был сытным. Мясо запекали сразу на нескольких кострах.

Уставшая с дороги Сэлла расположилась у костра рядом с братом. Положив голову на его плечо, она не спеша обгладывала перепелиную ножку и всё думала о цене человеческой жизни. Белый сапсан дремал рядом на присаде, успокоенный клобучком. Гордый хищник не знал, что ради него могут даровать свободу какому-нибудь бедняге, волей случая оказавшемуся в плену. Она горько улыбнулась, пряча невольные слёзы.

—Ты чем-то недовольна? — поинтересовался сидевший напротив Лаис.

—Я?

—Послушай, Ардис, когда твоя сестрёнка научилась отвечать вопросом на вопрос?

—Ты когда научилась этому, мэ? — Ардис шутливо щелкнул её по носу, — Чего молчишь? Отвечай старшим!

Сэлла нехотя оторвала голову от плеча брата и заглянула ему в глаза. Зачем он шутит? Взгляд у него такой серьезный, совсем не сочетающийся с игривым тоном. Это как в рыбный бульон насыпать пригоршню сахара. Только вкус испортишь.

—Что-то случилось, Ардис-дзо?

—О! Да она ещё и от разговора уходит. Молодец! — Лаис хлопнул в ладоши и рассмеялся, — Девочка выросла.

—Кто тебе сказал? — наследный ксай нахмурился.

—Ты выглядишь серьёзным, дзо.

—Не надумывай, мэ, — он с покровительственным видом потрепал её по макушке, — Лучше расскажи мне, что вынесла из последнего наказания?

—Главный урок — больше не попадаться, — ответил за неё ухмыляющийся Лаис, — Верно, малышка?

—Не развращай мою сестру.

—Хорошо, умолкаю, — Лаис примирительно вскинул ладони, — Что ты такой ворчливый сегодня, друг мой? Одни нравоучения на уме.

—Тебе показалось.

Какой глупый спор! Сэлла дернула брата за рукав, отвлекая от пререканий с Лаисом Ханнар.

—Я больше не буду шалить. Я же обещала тебе, — она немного помолчала и добавила, — А вот насчёт великого наставника ты не прав. Он приходил каждый день и очень сожалел, что пришлось назначить для меня такое наказание. Даже учиться не заставлял, представляешь?

—Сожалел? — при этих словах наследный ксай презрительно скривил губы, — Ты же помнишь о людях, похожих на пустое место? Всякий, опёршийся о пустоту, упадёт в пропасть.

Сэлла потерла кончик носа. Почему братец всегда говорит сплошными загадками?

—Если есть человек-пустота, значит, бывают люди-скалы и люди-болота? — она весело хихикнула, представляя болотце с головой Амми посередине.

—Твой брат похож на скалу, — опять вмешался в разговор Лаис, — Ты сейчас опираешься на него.

—Верно! Ардис-дзо моя самая надёжная опора, — Сэлла опять прижалась к брату, — Хочу, чтобы он всегда был рядом.

Ардис не ответил.

—Дзо... — несмело позвала она, — Дзо! Ты не хочешь меня защищать всю жизнь?

—Иди-ка ты лучше в палатку, — ворчливо отозвался тот, — Твою голову сегодня не посещает ни одна умная мысль. Выспись хорошенько. Утром идём в лес.

Лес... Сэлла мечтательно зажмурилась. В лесу начнётся настоящая охота с луками и арбалетами. Дичь будет и крупнее, и опаснее. Неужели брат возьмёт её с собой?

—И меня возьмешь? — с надеждой спросила она.

Брат стряхнул её с руки с плеча и вновь нахмурился.

—Тебя? Кто сказал? Будешь сидеть в лагере!

—Но Ардис-дзо! Так нечестно. Ради охоты я добиралась сюда из столицы. У меня весь зад и спина от седла болит, — она с многозначительным видом потерла поясницу.

—Ох, небеса... — наследный ксай сердито швырнул в костер охапку мелкого хвороста, — Почему у меня такая глупая сестра?

—Это обидные слова, дзо! Ты же специально меня оскорбил, да? Чтобы я в лагере осталась?

—Считай, приказал остаться. Я вывез на охоту не ради того, чтобы рисковать тобой. Мой план куда милосерднее, чем ты подумала.

—И чего же ты хотел? — Сэлла обижено надула губы.

—Хотел выпустить одну неповоротливую утку на волю. Знал, что она засиделась в павильоне под замком.

—Опять уткой обозвал?!— Сэлла вскочила на ноги.

—Но ты и есть утка.

—Благодарю брата за такую заботу! — она в сердцах отвесила глубокий поклон, коснувшись пальцами земли, — Не смею больше отвлекать от важных дел.

—Ступай... Пора отдыхать, — Ардис с недовольным видом указал на палатку, приготовленную для него парсинами.

Сэлла влетела в тёмное палаточное нутро встревоженной мухой и прямо в одежде нырнула под одеяло из песцовых шкур. Брат порою такой высокомерный! Но что делать с его несносным характером она не знала.


***

Утренний туман стелился между раскидистыми грабами молочным киселём, зависая у стволов густыми хлопьями. Под ногами выразительно чавкала размокшая глина. Редкая трава безмолвно плакала обильной росой, щедро увлажняя сапоги. Но никто из идущих по лесу мужчин не обращал внимания на холод и навязчивую сырость.

Раннее утро — лучшее время для охоты на волков с подхода. Зверьё высмотрели ещё с вечера. А поутру Ардис Танмай вместе со своим другом и несколькими ловчими уверенно тропил хищника против ветра, держа наготове арбалет. По ровному следу было понятно — тот сыт и направляется к логову на дневную лёжку.

Утоптанная глина указывала на целый выводок. Звери выбрали для жилья подходящее место. Подножие небольшой скалы, которая выпирала на пёстром теле леса уродливой грязно-серой костью. Местные не зря назвали скалу волчьей. Из года в год рядом с ней околачивались хищники. Отсюда сбившиеся по глубокой осени стаи устраивали набеги на близлежащие дома простолюдинов, разбросанные по широким лугам.

Приблизившись к скале, охотники пошли осторожнее, рядом с тропой. Укрытием им служили деревья да мелкие валуны такого же неприглядно серого цвета, что и основная скала. Наконец Ардис занял удобную для стрельбы позицию и взвёл арбалет. Лаис последовал его примеру.

У основания скалу рассекала узкая расщелина, прикрытая с одной стороны густым кустарником. Перед этим естественным лазом вертелось три волка. Наследный ксай прицелился в крайнего, когда из глубины леса донеслось протяжное «и-и-и-а-а-а-у-у-у-о-о-о-у-о».

Самый крупный из хищников дёрнул ушами и неожиданно бросился в чащу. Арбалет в руке Ардиса едва уловимо дрогнул. Фить! Тяжёлый болт чиркнул зверя чуть ниже лопатки, но пролетел мимо. Раздался болезненный визг, очень похожий на громкую жалобу домашнего пса.

Добыча сорвалась с места к лесной чаще. А оставшийся целым волк поспешно нырнул в расщелину. Следующий выстрел принадлежал арбалету Лаиса. Он настиг раненого беглеца почти под сенью ближайшего к скале граба. Хищник нелепо кувыркнулся и замер, уткнувшись мордой в сырую землю. Из его затылка торчал арбалетный болт.

—Хороший выстрел, младший ксай Лаис, — похвалил кто-то из ловчих.

Ардис тем временем забрался на один из крупных валунов и настороженно прислушался. Куда так спешил первый из волков? Он был уверен — матёрого хищника с уже заметно седеющей мордой специально приманили в лес. Но в том направлении нет никого из его людей.

—Ты слышал? — тихо поинтересовался наследный ксай, обращаясь к другу, — Кто вабил из леса? Вон оттуда.

Лаис Ханнар проследил за рукой Ардиса, указывающей точно в направлении их лагеря. Но источник звука находился заметно ближе, чем палатки.

—Не знаю, — Лаис пожал плечами.

Ардис спрыгнул на землю с самой вершины камня, наплевав на безопасность, и бросился вслед за убежавшим волком.

—Эй! Ты куда?

—Не нравится мне это... — на бегу крикнул наследный ксай, — Догоняйте!

—За мной! — недолго думая распорядился Лаис Ханнар и помчался за другом.

Следом послушно увязались ловчие. Но Ардис Танмай не зря считался одним из лучших военных командиров Хэйтума. Как ни старался наследник дома Ханнар догнать его, тот всё время опережал следующих за ним людей примерно на тридцать шагов.

Когда сердце в груди колотилось настолько бешено, что норовило выпрыгнуть из тела через рот, где-то сбоку раздался испуганный крик. Голос был женским. Лаис даже моргнул, не веря глазам. Ардис, бегущий впереди него, в мгновение ока превратился в неуловимую тень — настолько быстро он перемещался среди зарослей. Скачок через поваленный ствол, нырок между растущими в опасной близости клёнами.

И вот наследный ксай уже на поляне, что выступила из зарослей впереди. Лаис удивился во второй раз — его друг отшвырнул арбалет и в каком-то совершенно невообразимом прыжке пересёк едва ли не треть поляны. В его руке хищно блестел охотничий нож.

Наконец, приблизившись вплотную, Лаис рассмотрел, что стало причиной акробатически выверенного движения. Перед наследным ксаем находился тот самый матерый волк, что первым сбежал от подножия скалы. С утробным рычанием зверь приближался к девушке в белой меховой накидке, прижавшейся спиной к дереву. Лаис Ханнар с ужасом опознал в ней Сэллу Танмай!

Происходящее следом походило на чей-то кошмар. Ардис гортанно вскрикнул, заставив волка обернуться. А тот с утробным рыком прыгнул, зло вцепившись человеку в выброшенную навстречу руку. Наследный ксай с размаху всадил хищнику нож под рёбра. Один, второй, третий раз... Зверь повалился на землю, в отчаянии скребясь огромными лапами. В стороны полетела выдранная когтями трава и мелкие комки глины.

Лаис несколько раз моргнул, в оцепенении рассматривая быстро разрастающуюся у ног наследного ксая грязно-бурую лужицу. Кровь капала сразу с обеих рук — с правой, прокушенной волком чуть выше запястья и с левой, вооруженной охотничьим ножом.

В неприглядной луже под ногами кровь наследника великого правящего дома Танмай смешалась с кровью безымянного хищника. Лаис видел в этом дурное предзнаменование.