Table of Contents
1.48

Иллюзия несокрушимости

Марика Вайд
Novel, 859 259 chars, 21.48 p.

Finished

Series: Хэйтум, book #1

Table of Contents
  • Глава 9: Встреча с волком
  • Глава 28: Встреча в поселении
  • Глава 29: Вороны в храме
  • Глава 30: Жетон главы
  • Глава 31: Рехум Фрос
  • Глава 32: Возвращение в столицу
  • Глава 33: Великий совет
  • Глава 34: Внутренние перемены
  • Глава 35: Освобождение давнира Фолиза
  • Глава 36: Вышитый платок
  • Глава 37: Рука судьбы?
  • Глава 38: Дурные вести достигли севера
  • Глава 39: Угощение от Фолы Андалин
  • Глава 40: Погребение великого ксая
  • Глава 41: Забота ксаи Андалин
  • Глава 42: Прощай, дворцовый город!
  • Глава 43: Маленький заложник
  • Глава 44: Встреча в Уфазе
  • Глава 45: Новый глава
  • Глава 46: Свадьба в Уфазе
  • Глава 47: Одни призраки прячутся, другие выходят на свет
  • Глава 48: Архивная крыса
  • Глава 49: На грани безумия
  • Глава 50: За всё нужно платить
  • Глава 51: Клятва ценой в судьбу
  • Глава 52: Венец Сокэмской башни
Settings
Шрифт
Отступ

Глава 9: Встреча с волком

***


Она проснулась от холода. Раннее осеннее утро невежливо забралось под одеяло, сшитое из десятков звериных шкурок. Сэлла потрогала кончик носа пальцами — холодный, как у несчастного уличного щенка, брошенного хозяевами.

Вставать не хотелось. Но прикинув, что долго в постели не проваляешься, она рывком выбралась наружу. Зябко поёжилась от свежего воздуха. Напольная жаровня затухла. Покатые бронзовые бока сдержанно отражали рассеянный свет, что пробирался сквозь щели в пологе. Но угли внутри уже покрылись седым пеплом.

Сэлла порылась в дорожном мешке, выудив из тёплого нутра лёгкую накидку из песца. Набросила её на подрагивающие плечи. Стало уютнее. Интересно, почему в лагере тихо? Она вышла из палатки.

На улице встретил густой туман. Несколько парсинов грелось у костра, что заметно чадил из-за отсыревшего хвороста. Грязно-белые клубы дыма источали едкий запах, который забирался в глаза и оседал в горле. Как они это выдерживают? Сэлла незаметно смахнула выступившие на глазах слезы.

Тонаты в одеждах цвета дома Танмай возились у самой крайней палатки с конской сбруей. Приглушенный синий.... Единственный отголосок разноцветного мира в этом уныло-белесом мороке осеннего утра.

На низкой присаде у старого клёна с растрескавшейся от прожитых лет корой дремал под кожаным клобучком сапсан. Сэлла приблизилась к нему и осторожно коснулась пальцами крыла. Белоснежные перья с мелкой россыпью чёрных пятнышек казались на ощупь дорогим шелком. Птица инстинктивно посторонилась, несколько раз перебрав мощными лапами.

—Прости, разбудила...

—Они спят урывками.

Сэлла подняла глаза. Перед нею замер невысокий тонат. Юноша лет двадцати с румяными полными щеками.

—Думаешь, он уже не спал?

—Верно, младшая ксая, — тонат приветливо улыбнулся.

—А брат... Наследный ксай давно в лес ушёл?

—До восхода солнца.

Сэлла покосилась на заметно посветлевший восток. Первые солнечные лучи вот-вот упадут на лес, разрывая тонкое полотно тумана. Должно быть, в зарослях особенно красиво?

—Ксая, — вновь обратился к ней юноша прислужник, — вы можете прогуляться. Говорят, в этих местах видели единорога.

—Единорога? — с недоверием переспросила Сэлла, — Это же древняя легенда. Никто из ныне живущих не видел единорога.

—Возможно, ксайе повезёт? — с заговорщическим видом подмигнул тонат.

—Ну, ты искуситель! Хорошо... Последую твоему совету.

Сэлла покосилась на парсинов, в полголоса обсуждающих какие-то мужские дела. Брат приказал ей сидеть в лагере. Но он знал, насколько здесь скучно? Другое дело небольшая прогулка в дикой природе. Она отойдёт от палаток совсем чуть-чуть. Чтобы увидеть рассвет в самой густой лесной чаще.

С игривой улыбкой на губах Сэлла шмыгнула между кустом, что тёрся ветками о палатку брата, и толстым древесным стволом. Тон голосов у костра не изменился. Не заметили! Она ускорила шаг.

Лес почти сразу погустел. Между ветвистыми акациями всё чаще встречалась густая поросль. Здесь себя хорошо чувствовали не только кусты боярышника, но и какая-то колючая трава. Сэлла сорвала несколько кроваво-красных ягод боярышника и попыталась выбраться на чистое место. Наконец, ей это удалось.

Трава осталась позади. Она бросила в рот ягоду боярышника и тут же скривилась. Вкус так себе, да и аромата особого нет. За что только его любят в народе? Сэлла в раздражении раскрыла ладонь, позволяя ягодам упасть на землю.

Первые солнечные лучи наискосок пересекли заросли. Будто кто-то невидимый внезапно снял колпак с огромного светильника. Никогда ещё свет и тепло не были настолько материальны! Туман подчёркивал каждый лучик. Она видела чёткую границу между ещё не прогретым воздухом и ворвавшимся в самую чащу пламенным солнечным приветствием земле.

Сэлла с улыбкой протянула ладонь. Пальцы утонули в луче. Тепло! Впереди, кажется, поляна? Нужно добраться туда. Там больше света, больше нежного солнечного тепла. Не зря она выбралась из унылого лагеря. В лесу красиво и... непривычно волнующе. Он, как источник живой силы, что питает каждую часть её тела.

Сэлла почти чувствовала эту невидимую силу. Незримые пальцы нежно перебирали струны всего естества. Заставляли её дух мелко вибрировать и петь в ответ на касания.

—И-и-и-а-а-а-у-у-у-о-о-о-у-о...

Истошный вой навязчиво проник в уши, вызвав болезненный диссонанс. Идеальный мир вокруг рухнул. Она дернулась всем телом и напряженно прислушалась. Не нужно быть охотником, чтобы понять — голос принадлежит хищнику.

Сэлла подняла увесистую ветку, что валялась под деревом. Пусть это не оружие, но ей стало намного спокойнее. Нужно вернуться. Немедленно. Только вот, куда идти? Все деревья и кустарники, окружающие её, выглядели одинаково. То-то брат на смех поднимет, когда она в лагерь вернётся! И будет прав. Заблудиться в двух-трёх сотнях шагов от разбитых палаток ещё уметь надо.

—Неповоротливая утка... — буркнула она под нос, повторяя слова Ардиса.

Ветки кустов на противоположной стороне поляны дрогнули, и оттуда вынырнула косматая морда. Волк! Сэлла непроизвольно попятилась, чувствуя, как спина упёрлась в дерево. Ладони мгновенно покрылись потом. Она до боли в пальцах сжала ветку. Зверь глянул на неё, принюхался и двинулся вперёд.

—Р-р-р... — желтоватые зубы угрожающе показались из слюнявой пасти.

В голове у Сэллы успела мелькнуть лихорадочная мысль, что зверь этот очень старый. Морду волка припорошила заметная седина. Опытный, значит? И опасный, если умудрился выжить среди постоянных охот!

Сэлла смотрела прямо в желтоватые глаза зверя, боясь моргнуть. Ну почему... почему она никогда не интересовалась повадками хищников? Что сейчас делать? Похоже, волк всё больше выходил из себя. Оскал стал шире. Вязкая слюна потекла из приоткрытой пасти, приковывая к себе взгляд. И загривок у него дыбом. Бешеный он, что ли?

—П-пшёл вон... — несмело произнесла она, замахнувшись веткой.

Волк атаковал мгновенно. Но каким-то чудом его длинные клыки напоролись на кончик ветки. Та переломилась с противным щелчком, что прозвучал для Сэллы оглушающе громко.

—А-а-а-а-а! — что есть мочи завопила она, выпуская страх на волю.

Помогло мало! Истошный визг, казалось, парализовал хищника на мгновение, но он быстро пришёл в себя и бросился в очередную атаку. Сэлла хаотично отмахивалась огрызком ветки. Та раз за разом вязла в волчьей пасти. В стороны летели острые щепы. Сколько ещё она продержится? А если зверь сменит тактику? Его роста и ловкости вполне хватит, чтобы добраться до её горла.

То ли усталость, то ли страх давали о себе знать. Перед глазами плясали тёмные пятна, дыхание сбилось, а руки и ноги мелко подрагивали. Но она не собиралась сдаваться!

—Неведомый боже... где... где же ты? — в отчаянии прошептала Сэлла, когда волчья пасть щелкнула зубами особенно близко.

И в этот миг невнятное пятно метнулось на поляну из кустов, превратившись в человека за спиной волка. Сэлла удивленно хлопнула ресницами. Брат! Это был её брат, сейчас больше напоминавший бога войны, чем существо из плоти и крови. Раздувающиеся ноздри, горящие решительностью тёмно-карие глаза, прилипшая к потному лбу прядь волос.

—Хэй! — гортанно окликнул он зверя.

Волк развернулся всем телом навстречу опасности. А затем бросился прямо на Ардиса. Испуганный крик застрял в горле Сэллы. Хищник вцепился в правую руку брата, но тот поднял нож левой. И бил им зверя до тех пор, пока тот не обмяк, разжав зубы.

—Д..зо... — она почувствовала, как ослабли ноги, и беспомощно села прямо на мокрую от росы траву.

Взгляд Ардиса притягивал к себе, не позволяя опустить голову. Яростный, уничтожающий взгляд. Сэлла в оцепенении наблюдала, как брат отмахивается от прибежавшего следом Лаиса Ханнар. Как делает к ней несколько размашистых шагов.

—Кто... позволил тебе... покинуть лагерь?! — яростно выдохнул прямо в лицо Ардис, сгребая воротник её накидки в охапку.

—Брат... — Сэлла почувствовала, как перехватывает дыхание.

—Отпусти! — к её облегчению, вмешался Лаис.

Вцепившись в руку наследного ксая, словно впавшая в азарт борзая, тот оторвал его пальцы от её песцовой накидки.

—Спрашиваю ещё раз. Кто позволил тебе приходить сюда? — хриплый голос Ардиса внезапно обрёл силу.

Сэлла испуганно обвела взглядом смотрящих на неё мужчин. Родной брат, его ловчие и верные тонаты, казалось, взирали на нарушительницу с нескрываемым укором. И только в прекрасных глазах Лаиса она заметила искреннее сочувствие.

—Я... Я сама...

—Сама? — рявкнул Ардис, замахиваясь на неё.

Сэлла с жалобным вскриком прикрыла лицо, но удара не последовало. Она осторожно выглянула из-за ладоней. Ардис стоял с занесённой рукой. Его пальцы были сжаты в кулак так, что побледнели костяшки. Но её поразило другое. Почти вся кисть покрыта кровью. Правая рука... Та, которой брат остановил яростную атаку зверя.

Её глаза сами поискали рану, но так и не нашли. Вот, почему Ардис предпочитал чёрный цвет в одежде! Укус находился где-то под наручами из тёмного шелка, что удачно маскировал уязвимость стоящего перед ней человека.

—Брат... Ардис-дзо... ты ранен? — она нерешительно двинулась к брату, — Позволь, я осмотрю?

—Это тебя не касается! — сердито отмахнулся тот.

—Не кричи! — Лаис выступил вперед, прикрывая её собой, — Твоя сестра права. Рана сильно кровоточит. Позволь тонатам перевязать.

—Возвращаемся в лагерь, — голос брата отдавал зимней стужей.

Сэлла с внутренним трепетом наблюдала, как наследный ксай покидает поляну в окружении тонатов. Он всегда больше походил на несокрушимую скалу, чем живого человека. Ровная спина, гордая посадка головы, уверенный шаг и... повреждённая рука, с которой всё так же капала кровь.

Теперь она чувствовала только одно — жгучий стыд. Её прогулка по лесу принесла Ардису боль. Ей нет оправдания!

—Ты в порядке? — ласковый голос вывел из оцепенения.

Лаис внимательно всматривался в её лицо. Мягкая улыбка, добрый взгляд небесно-синих глаз. Милый, такой уютный в общении младший ксай Ханнар!

—Всё хорошо... Лаис...

—Не переживай, твой брат остынет, — он ободряюще погладил её по плечу, а потом взглянул куда-то под ноги, — Опять развязался?

Лаис опустился перед ней на колено, принявшись затягивать шнурок высокого охотничьего ботинка. Сэлла со смущением наблюдала, как на светлых штанах ксая медленно расплывается мокрое пятно. Блистательный вельможа, предмет обожания всех вместе взятых девиц Артаки, стоял перед ней на коленях, не беспокоясь о собственном комфорте!

Вглядываясь в белокурую макушку перед собой, она чувствовала излучаемое Лаисом тепло и бесконечную заботу. На глаза навернулись слезы.

—Ты неуклюжая утка. Ардис прав. Как можно не заметить расшнуровавшийся ботинок? Упадешь ведь ненароком! — доносился снизу уверенный голос Лаиса, — Эй! Ты плачешь? Ну-ка прекрати! Не то я утону сегодня.

Он поднялся с колена и указал пальцем на мокрое пятно.

—Видишь, я уже мокрый? Не поливай меня ещё и сверху.

—П-прости...

—Прощу, если перестанешь рыдать. Давай же! Вытри слезы, — Лаис протянул ей белоснежный платок, вытащив его из-под кожаных наручей.

Даже в лесной чаще он не теряет придворной обходительности! Сэлла промокнула дорожки слёз на щеках и запихнула платок Лаиса себе за пояс.

—Пойдем, — он протянул ей ладонь.

Нежная и одновременно сильная рука. Сэлла почувствовала, как щёки заливает горячим румянцем. Относительно светлая кожа досталась ей от отца, уроженца востока. Эта особенность смотрелась выгодно на фоне столичных девиц. Но когда дело доходило до смущения, Сэлла чувствовала себя проигравшей. Ничего нет хуже, чем демонстрация слабости! Лаис оглянулся на неё и нахмурился.

—Ты хромаешь?

—Я? Нет, всё в порядке.

—Не ври мне!

—Немного натёрла ногу.

—Почему промолчала? — вздохнул Лаис, отпуская её руку.

Неужели обиделся? Сэлла растерянно посмотрела на него, не зная, что делать дальше. Просить прощения или... пошутить? Однако младший ксай Ханнар сам разрешил все сомнения. Развернулся к ней спиной и слегка присел.

—Чего замерла там? Залезай. Я понесу тебя.

—Но...

—Живо!

И Сэлла сдалась. Послушно обвила руками его шею, чувствуя, как ладони Лаиса охватывают ноги чуть ниже колен. Он взвалил её на плечи, как тюк с зерном. Это так забавно!

—Не устанешь? — поинтересовалась Сэлла, мимо воли вдыхая чужой запах.

—До лагеря рукой подать. Или ты считаешь меня слабаком?

—Нет, ты сильный.

Она уловила тихий смех. Почему он смеётся?

В лицо подул свежий ветерок, принося в ноздри пикантную смесь запахов. Пахло чистыми волосами с вплетением тонкой нотки цветочного аромата и чужеродной лесной сыростью. Свежей, непривычно острой для жительницы дворца, но ничуть не портящей общего впечатления.

Хорошо, что она находилась за спиной Лаиса! Сердце в груди колотилось, как взбесившееся, а щеки горели ещё сильнее, чем прежде. Интересно, он чувствует её сердцебиение? Сэлла с трудом сглотнула вставший в горле комок и несмело улыбнулась, подставляя лицо набравшим силу солнечным лучам.


***


Воцарившаяся внутри лёгкость тут же рассеялась, стоило ей оказаться в палатке брата. Они задержались с Лаисом в лесу. Тонаты уже успели отвернуть полог, запуская внутрь яркий дневной свет.

Наследный ксай сидел на постели, в которой она спала вместо него прошлой ночью. Правый рукав его рубашки был закатан до локтя. Над раной трудился дворцовый лекарь, благоразумно прихваченный с собой из столицы. В его руке виднелась окровавленная игла с шёлковой нитью.

Неужели рана настолько серьезная?

Сэлла вдруг подумала, что брат не спал всю ночь. Чем он занимался? Она покосилась на Лаиса, невозмутимо подпершего спиной ближайшее дерево. Тот тоже выглядел подозрительно бледным. Значит, бодрствовали вдвоём?

—Рассказывай, — голос брата звучал устало.

Она встрепенулась, отгоняя лишние сейчас мысли и несмело приблизилась к Ардису. Взгляд сам зацепился за рану. Перетянутая светлыми нитками кожа выглядела отёкшей и воспалённой. Зверь отодрал зубами кусок плоти, оставив после себя чёткий след зубов... и шрам на всю жизнь. Лекарь пришил это всё обратно, обильно смазав какой-то дурно пахнущей мазью.

Сэлла почувствовала, как тело само просится стать на колени. Очутившись на тёплой подстилке из плетёной соломы, она принялась горячо оправдываться.

—Ардис-дзо, прости! Солнышко было таким красивым. Я хотела посмотреть на него сквозь кружево древесных крон. Не думала, что встречу там волка!

—Ты понимаешь, что сделала? — взгляд брата жёг каленым железом, — Ты нарушила приказ наследного ксая! Ты знаешь, какое наказание ждёт всякого, нарушившего мой приказ?

Она благоразумно промолчала, виновато потупившись.

—Брат... я не специально! И потом, мне сказали, в этом лесу живёт единорог...

—Кто? — вопрос стегнул её по плечам, словно плеть.

Сэлла несмело подняла глаза, напоровшись на острый взгляд наследного ксая.

—Кто сказал тебе подобную глупость? — уточнил он, улавливая её недоумение.

—Один тонат... Такой пухленький юноша. Он...он... — она вдруг осеклась, сообразив — сболтнула лишнего!

Взгляд брата плавно перетек куда-то за её спину. Там как раз стоял Лаис! Когда брат играет с ним в гляделки, жди бури. Сэлла едва удержалась, чтобы не шлепнуть себя по губам. Тонат не причем! Зачем она рассказала о нём?

—Покажи мне этого тоната, — почти ласково произнёс наследный ксай.

—Брат! Я прошу тебя! Не нужно! Он не виноват... Это всё я. Я решила уйти из лагеря без сопровождения парсинов, — она на коленях подползла к брату и уцепилась руками за его штанину.

—Ты обещала мне больше не шалить. Не так ли, Сэлла?

—Да... Я больше не буду! Только пощади того юношу!

—Моя наивная сестра, — Ардис разочарованно вздохнул и перехватил её пальцы, безжалостно оторвав от штанины, — Этот невинный, как ты думаешь, юноша едва не убил тебя. Какой же я буду брат и сын, если позволю безнаказанно покушаться на жизнь членов моего дома?

Сэлла растерянно смотрела в почти спокойные глаза брата. Лишь подрагивающие уголки губ говорили о гневе, клокотавшем в его груди. Он сейчас походил на грозовую тучу, ещё не успевшую разразиться молниями. И потому выглядел особо пугающим. Она давно не видела его таким. Последний раз Ардис гневался в день смерти их матери...

—Брат...

—Просто покажи мне его, хорошо? — он крепко сжал её ладонь в своих руках, — Просто покажи.

—Не убивай его... — произнесла она одними губами.

—Я похож на палача? — криво ухмыльнулся наследный ксай, — Лаис, я настолько страшный?

—Да! Ты страшен сегодня, — младший ксай Ханнар вошёл в палатку и стал рядом с Сэллой, — Не пугай сестру.

Он аккуратно взял её под локоть, помогая подняться на ноги.

—Малышка, покажешь мне того тоната?

Она растерянно окинула взглядом задумчивого брата и как всегда приветливо улыбающегося Лаиса Ханнар.

—Покажи мне, — продолжил Лаис, — И я отправлю его назад в столицу, чтобы бедняга не мозолил глаза твоему брату.

—Угу... — Сэлла с облегчением кивнула, — Я покажу.

Младший ксай Лаис был не только первым красавцем столицы, но и одним из самых успешных переговорщиков хэйтумского двора. Однажды он уговорил сдаться рехумам банду, что грабила торговцев на центральном тракте близ Артаки. Лаису на тот момент едва исполнилось шестнадцать.

Самое удивительное, разбойникам сохранили жизнь, как и обещал наследник великого дома Ханнар. Но Сэлла доверяла ему ещё и по другой причине. Лаис её лучший друг, который всегда находился рядом с тех пор, как она осознала себя.