Table of Contents
1.48

Иллюзия несокрушимости

Марика Вайд
Novel, 859 259 chars, 21.48 p.

Finished

Series: Хэйтум, book #1

Table of Contents
  • Глава 10: Умение защищаться
  • Глава 28: Встреча в поселении
  • Глава 29: Вороны в храме
  • Глава 30: Жетон главы
  • Глава 31: Рехум Фрос
  • Глава 32: Возвращение в столицу
  • Глава 33: Великий совет
  • Глава 34: Внутренние перемены
  • Глава 35: Освобождение давнира Фолиза
  • Глава 36: Вышитый платок
  • Глава 37: Рука судьбы?
  • Глава 38: Дурные вести достигли севера
  • Глава 39: Угощение от Фолы Андалин
  • Глава 40: Погребение великого ксая
  • Глава 41: Забота ксаи Андалин
  • Глава 42: Прощай, дворцовый город!
  • Глава 43: Маленький заложник
  • Глава 44: Встреча в Уфазе
  • Глава 45: Новый глава
  • Глава 46: Свадьба в Уфазе
  • Глава 47: Одни призраки прячутся, другие выходят на свет
  • Глава 48: Архивная крыса
  • Глава 49: На грани безумия
  • Глава 50: За всё нужно платить
  • Глава 51: Клятва ценой в судьбу
  • Глава 52: Венец Сокэмской башни
Settings
Шрифт
Отступ

Глава 10: Умение защищаться

—Не спеши, — Лаис мягко придержал её за руку, — Идём к сапсану.

Зачем понадобилась такая секретность, Сэлла не понимала, но послушно следовала за младшим ксаем Ханнар, стараясь непринуждённо улыбаться. Он попросил у тонатов заготовленный для хищной птицы корм — суточных цыплят. И теперь, как ни в чем ни бывало предлагал мясо сапсану.

Прислужники отошли, давая хозяевам насладиться общением с пернатым охотником. Сэлла брезгливо посмотрела на вялое тельце в руках безупречного Лаиса. Взъерошенный пух, безвольно свесившаяся головка, смеженные морщинистые веки.

Сапсан, освобождённый от клобучка, тут же впился клювом в предложенное угощение. Цыпленка разорвало пополам. Хищник потянул вверх окровавленные кишки, облепленные жёлтым пухом.

Сэлла ощутила, как рот наполнился вязкой слюной. Лаис при этом выглядел совершенно невозмутимо. Лёгкая улыбка играла на его губах, что заставило Сэллу передёрнуть плечами в отвращении к увиденному. Цыплёнок не только выглядел ужасно, но и пах отвратительно. Сырое мясо, кровь и... повреждённые внутренности. Эта вонь смешивалась с утренней сыростью, шедшей от земли и подгнивших листьев, вызывая стойкое желание вырвать.

Она поморщилась и отвернулась, чувствуя тёплое дыхание Лаиса на своей шее.

—Он здесь? — шепнул он в самое ухо.

Сэлла окинула взглядом ближайших тонатов. Уже знакомый ей юноша развешивал промокшие плащи охотников, используя сооружённые на скорую руку каркасы из веток.

—С одеждой возится, — так же тихо ответила Сэлла, — Давай уйдем отсюда? Меня сейчас стошнит.

—Тогда возвращайся к брату. Я сам докормлю сапсана.

Сэлла с внутренним облегчением заспешила к палатке Лаиса, но потом замерла у самого входа в нерешительности. Входить или нет? Брат, должно быть, сильно расстроен её поведением. А просить прощения и заглаживать вину она никогда не умела.

—Заходи, — пригласил Ардис, — Не нужно стоять на улице.

Пришлось войти в палатку и опуститься на расстеленную у стенки шкуру.

—Будешь до самого отъезда ходить следом, — наследный ксай бросил в её сторону пристальный взгляд, — И чтобы от меня дальше, чем на пять шагов не отходила. Поняла?

—Да.

—Хорошо. Возьми с собой нож подаренный Лаисом, — Ардис грузно поднялся на ноги.

—А мы куда? — Сэлла вскочила следом, — Почему в палатке не отдыхаешь, ты же ранен?

—Совесть мучит, да? — хмыкнул брат, — Если это так на самом деле, просто иди за мной.

И она поплелась следом за ним, как кошка, получившая увесистый пинок от хозяина за воровство сметаны.

—В пяти шагах от меня, — Ардис оглянулся через плечо, — У тебя с глазомером проблемы?

Пришлось сократить расстояние до требуемых пяти шагов. Что-что, а издеваться братец умел. И делал это виртуозно. Сколько раз отец, выведенный из себя его поведением, не мог ничего сказать вслух? Брат чётко выдерживал баланс между приличиями и бунтарским содержанием многих своих поступков. Она по сравнению с ним самая глупая и неуклюжая утка на белом свете!

Интересно, что Лаис делает в лагере? Не по себе как-то среди этих зарослей.

А брат всё шёл вперед, отводя здоровой рукой полуголые ветки. Ей приходилось не отставать. Поэтому кожу ощутимо саднило — несколько свежих царапин украсило тыльную сторону ладони. В борьбе с ветками она тоже не сильна.

Наконец, Ардис остановился.

Сэлла огляделась. Они попали на небольшую поляну. Шагов десять в ширину, если пересекать строго по центру от одного клёна до другого.

—Достань нож, — распорядился Ардис, не оборачиваясь.

Она положила ладонь на полированную рукоять, но не спешила выполнять приказ. Чего хочет брат?

—Я же сказал — достань!

Сэлла несмело извлекла клинок из ножен. Округлая рукоять удобно легла в пальцы, холодя серебряным наконечником кожу. Голова коня, выполненная с чрезвычайным мастерством. Виден каждый завиток густой гривы. Какая же прелесть, этот подарок Лаиса!

—Нападай.

Она в недоумении уставилась на расслабленную спину брата.

—Ч-что? А твоя рана?

—Ты каждый приказ обсуждаешь? — недовольно отозвался Ардис, — Покажи мне, на что способна.

Показать? Она покачала головой. С ума он, что ли, сошёл?

—Ну?

—Ладно... как пожелаешь.

На последнем слове Сэлла бросилась к брату, прицелившись хищно блеснувшим острием ножа под лопатку. Но тут же почувствовала, как ее кисть зажало словно в тисках. Ардис вывернул руку так, что в глазах потемнело. Она не заметила, как рассталась с ножом. И лишь почувствовав холодок на шее, сообразила — оружие обернулось против неё.

—Я проиграла... Ардис-дзо, отпусти! Мне больно.

Но хватка и не думала слабеть, хотя нож от шеи он, все же, убрал.

—Правило первое. Не нападай, если не уверена в собственных силах. Уяснила?

—Да! Ардис, пусти!

Однако тиски на её запястье сжались ещё сильнее. На глазах выступили слёзы. Да что за игры такие у брата!

—Правило второе. Не диктуй условия, когда проиграла. Выглядит нелепо.

—Ардис-дзо... — прошипела Сэлла сквозь стиснутые зубы, — Ну, правда, сколько можно? Это больно!

—Знаю, — с холодной ухмылкой ответил Ардис, — Но я здесь не для того, чтобы потакать твоим слабостям. Правило третье. Никогда не умоляй врага! Даже будучи поверженной. Дом Танмай — это не только доблесть, но и честь. Умирать нужно с достоинством.

Ах, с достоинством? Хорошо разглагольствовать, когда ты сильнее своего противника! Сэлла опустила голову, скрывая горящее лицо от цепкого взгляда Ардиса. Она чувствовала, как неистово колотится сердце в груди и шумит в ушах от внезапного приступа гнева. Сейчас она покажет, на что способна...

Без замаха носок кожаного ботинка врезался брату в колено. Сэлла знала — обувь тяжёлая. Удар получился чувствительным, несмотря на её неловкость. Хватка на мгновение ослабла. Она изо всех сил рванулась в сторону. Кисть очутилась на свободе! Отбежав к противоположному дереву, Сэлла с победным видом показала язык.

К её удивлению Ардис не обиделся. Его улыбка стала заметно приветливей. Перебросив нож в руке, он вогнал его в землю точно у её ног.

—Умница! Правило чётвертое. Пока не мертва — борись.

—Надеюсь, тебе полегчало, Ардис-дзо? — ехидно огрызнулась Сэлла, — Проучил сестрёнку... Молодец!

—Дерзишь старшему? — Ардис приподнял густую бровь, выказывая удивление.

—Нет.

—Я серьёзно, Сэлла. Не веди себя больше, как маленькая девочка. Мне страшно за тебя.

—С чего ты взял, что я не услышала твои слова? Я всё поняла! Не быть безрассудной, если слаба. Не провоцировать, если проигрываешь. Не выказывать слабость и не сдаваться в любом случае.

—Моя неуклюжая утка довольно сообразительна, — Ардис приблизился к ней и обнял здоровой рукой за плечи, — И самое главное правило на сегодня. Не будь доверчивой! Чувства зачастую обманывают. Придерживай их, как скачущего галопом коня. Дай себе время, чтобы хорошенько подумать.

С этими словами он наклонился и поднял сухую ветку. Переломив её двумя пальцами одной руки, он протянул один из обломков.

—Держи. Я покажу тебе кое-что. Делай, как я.

Ардис сделал широкую стойку, чуть согнув ноги в коленях. Раненую руку он предусмотрительно отвёл за спину. Сэлла старательно повторила его позу. Только вторую руку она не прятала за собой, как сделал брат, посчитав это лишним.

—Когда нападаешь, всегда бей ножом по кистям. Они свободны от одежды, — он легко чиркнул её палкой по пальцам, обозначив удар, — Порезы здесь крайне болезненны. И крови будет достаточно, чтобы на время испугать противника. Нанесёшь два-три пореза, сразу бросайся наутёк.

—Так просто?

—Просто? А ты попробуй меня достать.

Первые попытки оказались неудачными. Ветка ловила только воздух. Ардис успевал от неё увернуться. Но потом Сэлла догадалась бить на опережение, предугадывая движения брата. И дважды попала по здоровой руке. На смуглой коже тут же вздулся продолговатый след от удара.

—Ой... прости, прости!

—Глупая утка, — недовольно проворчал Ардис, — Разве я сказал тебе щадить меня? Ты попала в цель. Ради этого всё и затевалось. Ножевой бой непредсказуем. Никогда не проявляй милосердие к своему противнику. Поняла?

—Ага, — довольно улыбнулась Сэлла, отбрасывая палку, — Давай вернемся? Я проголодалась. Скоро полдень. Отобедаем в лагере с Лаисом.

—Он уехал по делам, — Ардис отвел глаза.

—По делам? — переспросила она, чувствуя подвох. Что-то здесь не чисто!

—Рядом со священным лесом есть небольшое поселение. Вчера я поручил ему отвезти годовое жалованье лесничему.

—А-а... Я не знала.

Брат говорил абсолютно спокойно, даже безразлично. Поэтому она мгновенно потеряла интерес к поездке Лаиса. Какое ей дело до местного лесничего? Дом Танмай содержит множество, как свободных, так и несвободных хэйтумцев. В этом нет ничего удивительного. Тонаты и куны кормятся с их рук. Они могут позволить себе такую щедрость. Окрестности бывшей Сокэмской башни одни из самых богатых земель в Хэйтуме. Там находятся алмазные копи.

К лагерю они возвращались, держась за руки. Сэлла ощущала себя распустившимся цветком, который щедро согревало солнышко. Какое счастье! Брат больше не сердился на неё. Его глаза лучились едва сдерживаемой улыбкой каждый раз, когда он смотрел в её сторону. Благослови его неведомый боже всеми милостями. Этот черноволосый мужчина лучший из всех братьев Хэйтума! Она рада называться его сестрой.


***


Паренёк выглядел обычным прислужником. Вежливый в речи, старательно улыбающийся всем подряд. С неизменно опущенным под ноги взором. Чуть сутулая спина и та указывала на положение в обществе — несвободный тонат. Человек, ещё не получивший свободы. Подневольное существо без права выбора своей судьбы.

Лаис Ханнар ненавязчиво изучал его с тех пор, как наследный ксай вместе с сестрой покинули лагерь. И не находил ничего необычного или настораживающего. Но именно этот розовощёкий юноша зачем-то отправил Сэллу в лес. А в чаще к сестре Ардиса Танмай пришёл матёрый волк. Хищник, движимый жаждой крови. Опытный и опасный. И приманил его неведомый пока заговорщик.

Лаис небрежно стряхнул с ладони ореховую скорлупу. Лещина в этом году крупная. Весь подлесок в богатом урожае. Есть, чем себя побаловать.

Он медленно двинулся в сторону розовощёкого парня и вдруг уловил с его стороны настороженный взгляд. Одного мгновения хватило, чтобы понять — тонат отнюдь не простак, находящийся на службе у наследного ксая. И этого больше не скрыть за услужливой улыбкой.

—Пойдём со мной, — приказал Лаис и, не оглядываясь, направился к привязанному у акации коню.

Тонат покорно пошёл следом. У него нет права отказывать одному из самых влиятельных вельмож Хэйтума. Когда Лаис остановился у коновязи, тот почтительно замер в двух шагах за его спиной.

—Оседлай для меня коня.

Юноша умело справился с поручением и протянул Лаису поводья. Оказавшись в седле, ксай Ханнар поманил тоната пальцем.

—Будешь сопровождать меня к лесничему.

—Я не... — попытался возразить тонат, но быстро спохватился, почтительно склонив голову, — Как прикажете, младший ксай Лаис!

Больше не глядя в его сторону, Лаис направил коня прочь от лагеря. Через лес на север вилась едва различимая глазом тропа. Он знал эти места достаточно хорошо, чтобы не прозевать такой же незаметный поворот к старому броду на ручье у опушки священного леса.

За поворотом тропа заметно расширилась. Больше не нужно бояться колючих ветвей акации. Лаис хлопнул коня по крупу, заставив перейти на рысь. Тонат послушно пристроился сбоку. Теперь юноше приходилось бежать, чтобы не отставать.

Вскоре дыхание у прислужника сбилось, что заставило Лаиса недобро ухмыльнуться. Он и не думал замедлять коня. Дело нужно завершить, как можно скорее.

Перед ними расступились последние деревья, выпуская на луг, ещё покрытый сочной травой. Ручеёк впереди задорно журчал, перебегая через мелкие камни.

Только очутившись на открытой местности, Лаис придержал коня, позволив тонату обойти его на несколько шагов, и снял с креплений у седла арбалет. Это был подарок наследного ксая. Значит, и послужит он на благо дома Танмай. Лаис дотянулся до колчана с короткими арбалетными болтами. Выудив один на ощупь, привычно взвёл оружие.

Тонат, кажется, почувствовал опасность — обернулся и начал пятиться. Всё-таки, юнец непрост! И совесть у него нечиста.

—Ксай... младший ксай Лаис... — растерянно произнес он, продолжая пятиться к ручейку, — Что вы делаете?

—Хочу услышать ответ на один вопрос. Кто тебе поручил сделать это?

—Я не понимаю...

Жалкий лепет тоната оборвал тихий шелест болта, что впился в правую ногу чуть выше колена. Юноша непроизвольно вскрикнул и потерял равновесие, коснувшись рукой земли.

—Не понимаешь или не хочешь понимать? — голос Лаиса звучал почти спокойно, — Я спрашиваю, кто поручил тебе выманить младшую ксаю Танмай из лагеря?

Тонат поднял голову и неожиданно улыбнулся.

—Тебе смешно?

Второй болт угодил в левую руку, буквально подломив единственную опору. Юноша повалился в высокую траву и подозрительно громко захрипел. Лаис вихрем вылетел из седла, бросившись к нему сквозь заросли. Тонат лежал у самой кромки воды, беспомощно раскинув руки. На его губах выступила винно-красная пена. Яд?

—Эй! Ответь мне!

Лаис схватил тоната за руки, заставив подняться. Голова юноши безвольно откинулась назад, а потом, словно плетеный мяч болтнулась в сторону. Мёртв!

Младший ксай Ханнар с отвращением бросил тело и вытер ладони о мокрую траву. Он не ошибся, этот тонат служил врагам дома Танмай. Но имя своего истинного хозяина решил унести в могилу. Видать, боялся его куда больше, чем наследного ксая?

—Тварь... — Лаис с досадой плюнул на землю, — Надо было с тебя в лагере шкуру живьём содрать! Не заслуживал ты лёгкой смерти.

Он чувствовал себя виноватым перед Ардисом. Уничтожить предателя лишь половина дела. Куда важнее принести имя настоящего врага. Но он не справился! Поэтому Лаис чувствовал себя не только виновным, но и опозоренным.

Добравшись до лесничего, он попросил того похоронить тоната. Если за ними не следят вражеские лазутчики, до поры до времени гибель предателя будет в секрете. Возможно, Ардис использует это преимущество в невидимой для простых людей борьбе за власть в Хэйтуме?

Вернувшись, Лаис застал тонатов за сборами в обратный путь. Рана наследного ксая не позволяла больше оставаться в лесу. Никогда ещё священная охота не была настолько неудачной.

Он обнаружил Ардиса стоящим под старым клёном. Брат Сэллы опирался плечом о морщинистый ствол дерева и в задумчивости жевал пожелтевший колосок травы. Лаис молча пристроился рядом.

—Можешь наказать меня, как пожелаешь. Я не справился, — с недовольным видом отчитался он.

—Неужели тот паренёк ещё жив? — взгляд у Ардиса стал заинтересованным.

—Мёртв. Виной тому мой арбалет и... его яд. Теперь мы ничего не знаем о вдохновителе.

Наследный ксай выплюнул травинку и ободряюще хлопнул друга по плечу.

—Успокойся. Не всегда можно сломать чужую игру. Ты сделал достаточно.

—Тебе виднее, дорогой друг. Но я чувствую себя проигравшим безымянному негодяю. Мне не по себе от этого!

Лаис украдкой глянул на суетящуюся у дорожных мешков Сэллу. Малышка, как всегда совала нос в дела прислуги. Сердце болезненно сжалось. Что ждёт эту бойкую девчушку в будущем, если в пятнадцать лет её пытаются убить?

—Ну и как оно? — насмешливый тон Ардиса заставил младшего ксая Ханнар сосредоточиться на друге.

—Что именно?

—Как оно казаться добрым малым перед моей сестрой, обещая сохранить жизнь молоденькому тонату, а на деле расстрелять его из арбалета?

В тёмно-карих глазах напротив полыхал огонь, прожигающий душу насквозь. Лаис с трудом выдержал этот взгляд.

— Не смущайся, — губы Ардиса скривила довольно циничная ухмылка, — Я даже рад. Ты стал искусным во лжи. Искренне надеюсь, это умение однажды спасёт тебе жизнь.

—Ардис... меня мало интересует собственная жизнь. Меня куда больше волнует, что уже во второй раз нас оставляют в дураках. Сначала в дворцовом пруду утонула тоната, которой я передал записку. Из-за чего Сэлла пришла к мужским купальням на встречу со мной. Кто-то благополучно донёс об этом великому ксаю и он пришел в ярость. Теперь твою сестру выманили из лагеря, едва не скормив волку. Я боюсь за неё...

—Как и предполагалось... — наследный ксай тяжело вздохнул и подставил бледное после ранения лицо рассеянным солнечным лучам, — Столица оплетена паутиной. Уже догадываюсь, кто этот злобный паук, но ничего не могу с ним сделать... пока не могу.

Пока? Лаис чувствовал себя рыбиной, внезапно выброшенной на берег. Сказанное Ардисом прозвучало слишком обречённо для наследника правящего дома. Хватая ртом воздух, он не сразу нашёлся, что сказать в ответ.

—И что теперь? — наконец, выдавил из себя Лаис, заставляя голос звучать спокойно.

Младший ксай Ханнар мог бы говорить бесконечно. О том, что друг в последние дни ходит мрачный. Или о том, что постоянно вздыхает. А также о потухшем взгляде, как у старика. Но сейчас неуместно заводить такие беседы. Любопытство — единственное, что можно себе позволить, не задев гордость наследного ксая.

Ардис лишь качнул головой и направился к оседланному коню.

Всегда отмалчивается! Чем с большими трудностями сталкивается, тем сильнее замыкается в себе. Послали же небеса друга...

Теперь и сам Лаис вздохнул по-стариковски, глубоко и протяжно. Обречённо. Ардиса не заставишь раскрыться, если он не пожелает того по собственной воле. Эта скала, увы, неприступна.