Table of Contents
1.48

Иллюзия несокрушимости

Марика Вайд
Novel, 859 259 chars, 21.48 p.

Finished

Series: Хэйтум, book #1

Table of Contents
  • Глава 12: Дела, творящиеся во тьме
  • Глава 28: Встреча в поселении
  • Глава 29: Вороны в храме
  • Глава 30: Жетон главы
  • Глава 31: Рехум Фрос
  • Глава 32: Возвращение в столицу
  • Глава 33: Великий совет
  • Глава 34: Внутренние перемены
  • Глава 35: Освобождение давнира Фолиза
  • Глава 36: Вышитый платок
  • Глава 37: Рука судьбы?
  • Глава 38: Дурные вести достигли севера
  • Глава 39: Угощение от Фолы Андалин
  • Глава 40: Погребение великого ксая
  • Глава 41: Забота ксаи Андалин
  • Глава 42: Прощай, дворцовый город!
  • Глава 43: Маленький заложник
  • Глава 44: Встреча в Уфазе
  • Глава 45: Новый глава
  • Глава 46: Свадьба в Уфазе
  • Глава 47: Одни призраки прячутся, другие выходят на свет
  • Глава 48: Архивная крыса
  • Глава 49: На грани безумия
  • Глава 50: За всё нужно платить
  • Глава 51: Клятва ценой в судьбу
  • Глава 52: Венец Сокэмской башни
Settings
Шрифт
Отступ

Глава 12: Дела, творящиеся во тьме

***


—Достопочтенный рехум, взгляните сюда! — невысокий, порядком лысоватый горожанин невежливо схватил представителя гражданского управления Артаки за полу плаща, — Смотрите! У этого тела нет рта...

Рехум брезгливо приложил к носу надушенный платок и склонился над скрюченным телом. Рта и, правда, не было. Там, где у людей находятся губы, у трупа виднелась синюшная кожа. Ряд из поперечных стежков на этой коже выглядел, как неумелая поделка художника. Он восполнял собою отсутствие губ и одновременно вызывал желание бежать отсюда куда подальше. Но бегать рехуму не позволяло высокое положение.

—Смотрите, у этого тоже рта нет. И у этих, — не унимался лысеющий горожанин, — Моя супруга, как увидела их утром, так сразу же чувств лишилась. Жуткое зрелище... да сохранят всех добрых людей милосердные небеса!

—Зарисуй, — распорядился рехум худощавому помощнику в круглой шапочке с оторочкой из меха.

Тот кивнул и принялся водить куском угля по желтоватой бумаге, закреплённой на переносной рамке.

А рехум, приподняв полы расшитой накидки, подошёл вплотную к городской стене. Стало быть, сверху городская стража. А снизу по ночам ходят патрули из вооруженных парсинов. Откуда же здесь взялись эти четверо, если их никто не заметил? Одного взгляда на тела достаточно, чтобы понять — чужаки. Щёки небритые, волосы стриженые и одежда для центрального Хэйтума непривычная. Поверх рубах из небеленого полотна меховые жилеты. Слишком просто, даже грубо для хэйтумцев.

Рехум поманил горожанина, у дома которого обнаружились трупы, и уточнил:

—Точно не заметил ничего подозрительного?

Тот подбежал на полусогнутых ногах и ещё раз поклонился.

—Нет, не заметил, достопочтенный рехум. Я же говорю, крепко мы с супругой спали в эту ночь. Да и псы молчали.

Рехум взглянул ещё раз на беспокойно рыскающих по деревянной клети двух откормленных волкодавов. Такие чужаков точно без лая не пропустят. А в худшем случае насмерть загрызут.

—Говоришь, по двору псы бегали?

—Всё верно, достопочтенный рехум. Мы живём вдвоём. Дети давно в свои дома съехали. Вот и отпускаем псов на ночь, — горожанин словно оправдывался, — чтоб те, значит, хозяйство наше стерегли. Небольшое хозяйство да нам оно дорого. А псам убегать отсюда некуда. С одной стороны стена городская, с других наш забор.

—Хм... — неопределенно ответил рехум и, размашисто взмахнув широким рукавом, распорядился тонатам из управления, — Забирайте тела.

Тонаты послушно взвалили трупы на носилки. А рехум озадачено нахмурился. Чем он вчера прогневал небеса, если такой погожий осенний день начался для него с испытания? Найденные у городской стены тела несли на себе отметины тёмной магии. Ничем другим не объяснишь исчезновение рта у мёртвого человека.

Но кто совершил такое надругательство над человеческой природой, не понятно. Никаких следов неведомый убийца не оставил. А у местного населения словно зрение вместе со слухом на один вечер пропало. Кто спал, кто ужинал во внутренних покоях, а кто ванну принимал. Ничего подозрительного люди не слышали. И только одно это наводило на невеселые мысли — в Артаке славно погулял некто, отлично владеющий магией.


***


Звонкий птичий голос нёсся из-под широкого небесного купола, вплетаясь в дневной шум Артаки. Чужой для столицы звук. Вольный и дикий. Рэйм Фолиз наблюдал за белокрылым хищником из-под ладони, защищаясь от яркого солнца.

Широкий размах крыльев, закруглённый хвост, тёмные поперечные полосы на белом брюшке. Его ухо не ошиблось — это ловчий сапсан наследного ксая. Дорогой подарок двору от северных округов. Говорят, идея с подарком принадлежит главе великого дома Ханнар. Генерал не поскупился, заполучил молодого сапсана у кочевых охотников для друга своего единственного сына.

Давнир равнодушно проследил, как сапсан рухнул вниз, сбивая одинокого голубя. В стороны разлетелся пух и выдранные перья. Его не интересовал успех этой маленькой охоты. Полёт сокола над дворцовым городом не просто выгул хищной птицы. Ему дают добро.

Рэйм Фолиз обернулся, расслышав за спиной лёгкий шорох. Его помощник с виноватым видом поклонился, что вызывало на губах давнира мимолётную ухмылку. Нэл Милло хорош во многом, кроме незаметного приближения к правой руке главы разведки Сокэмской башни.

—Докладывай.

—Всё, как вы и предвидели. Рехум, посланный из гражданского управления Артаки, не обнаружил никаких улик. Тела забрали для вскрытия.

—Хорошо, — Рэйм Фолиз кинул прощальный взгляд на вновь ставшего на круг в небесной синеве хищника, — Мы получили приказ действовать.

Нэл Милло проследил за его взглядом и едва заметно кивнул.

—Я понял вас, давнир Фолиз.

—Личину не забудь сменить.

Нэл коснулся щеки, изъязвлённой мелкими оспинами. Его вид говорил сам за себя — опять забыл снять маскировку, явившись к наставнику!

—Следи за этим, — заметил давнир Фолиз, — Иначе однажды допустишь ошибку.

Милло почти незаметно щёлкнул пальцами, сбрасывая иллюзию. Рябое лицо скрутилось, как сморщенная змеиная кожа, являя взору миловидного юношу — обладателя чуть раскосых карих глаз, покрытых нежным пушком щёк и сочно-красных губ.

—Я запомню ваши слова, наставник, — смущенно произнес он, — Разрешите откланяться?

Рэйм Фоллиз вернулся в комнату, преднамеренно снятую в самом оживлённом постоялом дворе Артаки. Чем больше людская суета, тем легче затеряться в толпе. Особенно, когда ты умело меняешь неприглядные личины.

Давнир развернул к себе настольное зеркало, на мгновение задумавшись, какой именно облик выбрать для предстоящего задания. А потом извлёк из ящика ароматический мешочек. Его запах основа маскировочной магии. Щёлкнув пальцами, он произнёс заклинание. В зеркале тут же отобразился невзрачный мужчина с мешками под маленькими глазками и огромным хрящеватым носом. Какой-нибудь ремесленник или тонат. Осталось подобрать одежду. Рэйм Фолиз перешел к кованому сундуку и поднял тяжёлую крышку.

Наследный ксай хотел одного — безукоризненного исполнения приказа. И он обязан это обеспечить.


***


—Достопочтенный... я прошу вас! Достопочтенный...

Хозяйка дома оказалось молодой женщиной с тяжёлой косой, красиво уложенной вокруг головы. Она прижимала к себе белокурую дочь, с испугом рассматривая вошедших мужчин.

Достопочтенный? Неужели обратилась к нему, обладателю мешков под глазами, этого очевидного признака многолетнего пьянства и несдержанной жизни? Да ещё награждённого небесами лишь одним выдающимся достоинством — хрящеватым носом.

Рэйм Фолиз дал знак разведчикам не останавливаться. Магическое плетение негасимого огня хотя и не требовала особых сил, но полностью зависело от аккуратности и слаженности в действиях.

—Достопочтенный! Прошу вас, пощадите! Ради дочери. Она совсем маленькая. Прошу вас! Она ничего плохого не сделала.

Женщина попыталась обнять его за ногу. Пришлось отступить на два шага. По углам комнаты вспыхнули синеватые языки пламени. Такой огонь нельзя потушить. Хозяйка дома и её дочь уже мертвы.

Давнир Фолиз вгляделся в наполненные слезами глаза. В этих невинных озерцах, переполненных страхом, виднелись отблески свечей и жадного магического пламени. Ему бы никогда не пришло в голову убить беззащитного. Но клятва верности выше милосердия.

Давнир извлек из нагрудного кармашка бутылочку из цветного стекла. Вытряхнув её содержимое на ладонь, он отделил две коричневых пилюли.

—Съешь это сама и дай дочери.

Женщина отчаянно замотала головой.

—Нет... Нет!

Рэйм Фолиз опустил пилюли на дощатый пол. И, вглядевшись ещё раз в слезящиеся глаза женщины, спокойно посоветовал:

—Возьми. Это всё, чем я могу тебе помочь.

—Но... достопочтенный, что наша семья сделала тебе? И где мой супруг?

Давнир Фолиз непроизвольно покосился в сторону спальни. Женщина перехватила его взгляд и охнула. Крупные слёзы потекли по её щекам. Будто уловив настроение матери, следом заплакала девочка.

Рэйм Фолиз дал знак разведчикам и, не оглядываясь, пошёл к выходу. Он сделал всё, чтобы быть милосердным. Остальное в воле небес.

Его разведчики выскользнули из загоревшегося дома подобно неясным теням. Вздохнув полной грудью, правая рука разведки Сокэма попытался изгнать из памяти запечатлевшийся там образ. Белокурые кудряшки, так напоминающие спелую рожь...

—Давнир... — он едва не вздрогнул, поднимая глаза на тихо приблизившегося Милло.

Молодец! На сей раз почти идеальное сближение. Или, быть может, он сам слишком растерян? Помощник уловил душевное смятение и теперь беззастенчиво всматривался в залитое ровным лунным светом лицо старшего. Видимо, Милло обратился к нему уже во второй раз, если так настойчиво требует внимания?

—Говори.

—Это последнее из намеченных имений?

—Да. Передай остальным — уходим немедленно.

Они покинули горящее имение так же незаметно, как попали внутрь некоторое время назад. За их спинами к тёмным небесам, украшенным мелкой звёздной россыпью, встал ровный столб огня. Ещё одна магическая свеча осветила тревожно просыпающуюся Артаку.

А к первому пожару уже сбежались люди. Рэйм Фолиз различал вдалеке громыхание пустых вёдер, гул встревоженных голосов и редкие всплески воды. Никто из жителей столицы не знал — это пламя невозможно сбить обыкновенной водой. Усердие добрых соседей пропадёт даром.

Давнир сосредоточился на ровном беге. Черепица мелькала под ногами. Одна крыша сменяла другую. Он не оглядывался, зная — маленький отряд преданно следует за ним, повторяя каждое движение. А белокурая девочка всё не шла из головы. Будь оно проклято... такое служение трону!

Постороннего человека он учуял сразу, как только тот двинулся им наперерез. Вынырнув из-под уличной арки, на крышу порхнула длинная тень. Рэйм Фолиз остановился. Мужчина в тёмном одеянии носил два меча на спине и... повязку из чёрного шелка, закрывающую нижнюю часть лица.

—Глава Син, моё почтение, — Рэйм Фолиз вежливо поклонился, сложив руки перед собой так, чтобы мужчина видел — в них нет оружия.

—Кто позволил тебе вытворять такое в столице? — низкий голос благодаря повязке звучал глуше, чем обычно.

—Я выполняю приказ.

—И чей же?

Рэйм Фолиз спиной почувствовал, как напряглись его подчиненные. Что неудивительно. В столицу без предупреждения наведался сам глава Сокэмской разведки.

—Наследного ксая, — давнир Фолиз знал — его голос звучит вполне спокойно, учитывая происходящее.

Глава промолчал, а потом просто исчез — отступил назад и провалился в «расщелину» между домами. Рэйм Фолиз бросился к краю черепичной крыши и заглянул в узкий переулок. Пусто!

—Давнир... — Нэл Милло вновь приблизился к нему со спины, как сегодня утром, — Давнир, что будем делать?

—Уходи вместе со всеми.

—А как же вы?

—Я возьму вину на себя, если глава будет зол. Уходите!

Сзади раздался шорох, как от сотни взвившихся на сквозняке древесных листьев. Не поворачивая головы давнир Фолиз знал — его отряд благополучно растворился в ночной тьме.

В отличие от них для него встреча с главой не была неожиданностью. Если давнир Син объявился в столице, значит, его призвал великий ксай. Это указывает лишь на одно — план наследника дома Танмай оказался удачным.

А наказание он, если понадобится, стерпит. Только вот, кто рискнёт сеять раздор между отцом-правителем и его сыном? Давнир Син не из тех людей, которые совершают необдуманные шаги. Не станет он доносить на самоволие своей правой руки. И, тем более, не рискнёт бросить тень на репутацию наследного ксая. Рэйм Фолиз скупо улыбнулся. Он знал старика слишком хорошо, чтобы сомневаться в собственных выводах.

Давнир щелкнул пальцами, снимая личину, и с места прыгнул во тьму. Тренированное тело свободно пересекло узкий переулок — мягкие кожаные сапоги коснулись противоположной крыши. А затем он побежал по острому коньку, подставляя потное лицо встречному ветру.

***


Старик ждал, стоя посреди комнаты. Какое демоническое чутье привело его в правильное место, давнир Фолиз не знал. Но глава Син безошибочно выбрал нужный постоялый двор, чтобы наведаться к нему в гости.

Фолиз вошёл привычным способом, через окно. Упруго спрыгнув с подоконника, он направился прямиком к вешалке, чтобы снять с крючка хлыст. Глава Син всё это время стоял неподвижно, будто скованный лунным светом.

Рэйм Фолиз обошёл его по кругу и опустился на колено.

—Прошу наказать меня, наставник Син, — он поднял хлыст над головой двумя руками.

Старик взял конское снаряжение и с задумчивым видом повертел его в пальцах.

—Я не хотел оскорблять вас, наставник, — как можно мягче добавил Фолиз, склоняя голову ещё ниже, — Простите! Вы заменили мне отца. Я не должен был держать вас в неведении.

—Вспомнил, наконец, о наших отношениях, — ворчливо заметил давнир Син, хлопая сложенным хлыстом себя по ладони, — Тогда наверняка помнишь, чему я тебя учил?

Рэйм Фолиз заглянул главе в глаза, но ночная тьма слишком хорошая маскировка — лицо старика тонуло во мраке, сливаясь с остальной комнатой.

—Вы учили меня, наставник, верно служить Сокэмской башне. И я ни разу не нарушил данную клятву.

—Хитрец! — глава Син вдруг без замаха ударил его хлыстом по спине.

Боль обожгла кожу — хитрое сплетение хлыста сумело добраться до неё сквозь три слоя одежды. Бить старик умел. Рэйм Фолиз прикусил губу, сдерживая желание высказать всё, что он думал на самом деле.

—Я учил тебя не тушить огонь маслом, — продолжил глава Син, — А ты что делаешь? Идёшь на поводу у наследного ксая! Я говорил тебе сдерживать любое действие будущего правителя, могущее навредить Хэйтуму. Ты понимаешь меня?

—Да, наставник, — хрипло выдохнул Фолиз, ожидая нового удара.

Но его не последовало. Глава Син устало отбросил хлыст и подтянул к себе стул, оказавшись напротив коленопреклонённого Фолиза.

—Неужели я, дряхлый старик, должен таким образом наставлять своего самого способного ученика? — вздох давнира Сина показался Рэйму тяжелее удара хлыстом — в нём сквозило плохо сдерживаемое разочарование, — Все эти игрища между великими домами однажды едва не разрушили Сокэмскую башню. Мы не должны ошибаться! Чего именно хотел наследный ксай?

Рэйм Фолиз промолчал.

—Ну?

—Давнир Син, вы в самом деле считаете Ардиса Танмай бесполезным для Сокэмской башни? А как же венец четырёх стихий? Наследный ксай единственный, кто может надеть его, не считая великого ксая Хэйтума.

—Послушай, малец, когда я учил тебя уклоняться от прямого ответа на вопрос старшего?

—Я... не могу ответить на ваш вопрос, глава, — Фолиз с трудом выдержал тяжёлый взгляд давнира Сина — его словно куском скалы к полу придавило.

—Так и знал...

Опять этот разочарованный вздох! Фолиз отвёл взгляд, как нашкодивший ребёнок в присутствии строгого учителя.

—Дай мне слово больше не влезать в борьбу между великими домами! Почему молчишь?

—Нет, наставник. Я не смогу выполнить ваш приказ. Я уже влез в эту самую борьбу. Простите... но я не предам наследного ксая.

—Наследного ксая... — передразнил его возвышенный тон давнир Син, рывком подымаясь со стула, — А если этот ксаай окажется неспособным носить венец Сокэма, что будешь делать? Скажи!

—Я... не знаю, наставник.

—Глупец...

—Наставник, не уходите! — Рэйм Фолиз схватил главу за руку, — Останьтесь здесь. В этой комнате есть две кровати. Одна из них свободна.

—Мне не нужна крыша над головой, — глава сердито выдернул руку из его пальцев, — Я приглашён во дворец и могу явиться туда далеко за полночь. А ты... — он склонился над всё ещё стоящим на колене Фолизом, — Ты хорошенько подумай над моими словами. Если наследный ксай ошибётся хотя бы на маковое зёрнышко, вся вина падёт на Сокэмскую башню. Ты готов стать тем, кто уничтожит всё наше наследие?

С этими словами давнир Син скрылся за дверью. Рэйм Фолиз прислушался. Под неосторожной ногой скрипнула одна из деревянных ступеней. Глава потерял былую сноровку... Но он всё так же мудр, как и сто лет назад.

Готов ли уничтожить всё наследие Сокэма? Давнир Фолиз тяжело поднялся с колена и отряхнул штаны от невидимой пыли. Он готов. Потому что уверен — риска для башни нет. Наследный ксай тот, кого ждёт Сокэм. Даже если его отец не решился претендовать на древний артефакт, в наследнике течёт та же кровь основателей.